18+
Logo_h

Душа деревянных шедевров

22.12.2014

Tass_193441

Основанная в 1824 году Джорджем Смитом вискикурня The Glenlivet – старейшая легальная дистиллерия шотландского региона Спейсайд, родины лучших в мире single malt. Более чем вековая история, строгое следование традициям и внедрение инновационных технологий делают односолодовый виски The Glenlivet по-настоящему уникальным напитком.

При поддержке этого бренда WATCH начинает серию публикаций о выдающихся мастерах нашего времени, добившихся успеха именно путем переосмысления старых традиций, привнесения в них свежего взгляда, так, как это делается ежедневно при производстве виски The Glenlivet. Охота за интересными историями, нестандартным творческим взглядом на мир есть главная тема The Glenlivet Hunters Club, сообщества единомышленников, объединенных не только любовью к виски The Glenlivet, но и особым отношением к жизни – когда, не разрывая радикально со старым, традиционным, ты хочешь постоянно открывать для себя что-то новое.

Такая установка лежит в основе творческого подхода героя нашего первого рассказа – Валерия Даневича, за шесть лет прошедшего путь от краснодеревщика до высококлассного часового мастера. Делая сверхсложные деревянные часы, он тем самым продолжает и развивает эксперименты русских мастеров XIX века. Валерий уверен, что уникальные свойства такого традиционного материала, как дерево, сегодня незаслуженно забыты и требуют нового подхода.

Дерево играет ключевую роль и в процессе производства виски, ведь 60–80% своего вкуса этот напиток получает от бочки, в которой вызревает.

В часовом искусстве для из­готовления деталей механизма, кор­пусов и циферблатов всегда исполь­зовался только металл. Представить себе что-то иное до недавнего времени было почти невозможно, лишь совре­менные технологии позволили начать эксперименты с материалами. Однако в каждом деле имеются свои исключе­ния. Таковыми и были русские масте­ра Бронниковы, еще в XIX веке создав­шие часы не из металла, а из дерева. Сегодня продолжением и развитием этого уникального ремесла занимается киевский мастер Валерий Даневич.

Вятские затейники

Эта история началась неожиданно в 1837 году, а случайным ее инициато­ром стал Александр Герцен. Писатель, публицист и демократ отбывал в Вятке ссылку и, видимо желая быть чем-то полезным городу, решил организовать губернскую выставку промышленных товаров. Городским ремесленникам было дано задание соответствующим образом подготовиться. Тогда-то тока­ри Иван Бронников и его сын Семен, на досуге мастерившие из дерева раз­личные «милые поделки», взялись по­казать деревянные часы с механиз­мом, также выполненным из дерева. Хитроумное устройство понравилось не только Герцену, но и, что особенно важно для всей истории, один экземпляр приобрел будущий император Александр II, нагрянувший в Вятку во время своего турне по России.

Часы с надписью «Бронниковы въ Вятке» и сегодня ни с какими други­ми не спутаешь: часовая шкала на них обозначена арабскими цифрами, на от­метке «6 часов» расположен малый се­кундный циферблат. Оси, трибы, винт крепления моста баланса, накладные пластинки для обозначения цифр ча­совой шкалы изготовлены из слоно­вой кости, а пружина и волосок балан­са – из стали. В качестве материала Бронниковы использовали прежде всего кап, а также древесину пальмы, ореха, жимолости и бамбука. Цепочку вырезали из целого куска капа. Поч­ти три поколения семья Броннико­вых выпускала деревянные приборы для измерения времени, и сегодня они украшают многие музеи мира, причем все механизмы находятся в рабочем состоянии.

ИЗ ПОЧТИ 500 ПРОИЗВЕДЕНИЙ мастеров Бронниковых сохранилось около половины. Сегодня их можно увидеть в Оружейной палате Кремля, Эрмитаже, Русском, Этнографическом и Государственном историческом музеях, а также в музейных собраниях за пределами России.

Киевский мастер

Валерий Даневич – наш современник, потомственный краснодеревщик, ро­дившийся и проживающий в Киеве. Еще в школе он увлекся искусством миниатюризации – в четвертом клас­се Валерий изготовил трехсантиметровую гитару, где роль струн играли собственные волосы. Ну а во взрослой жизни открыл небольшое ателье, где делал мебель на заказ и ни о каких часах в ту пору не помышлял. Все из­менил кризис 2008 года, когда при­шлось закрыть производство, и дабы не впасть в депрессию, Валерий начал постепенно осваивать новое ремесло – часовое, при этом в привычном для себя ключе: стал мастерить деревян­ные часы.

Как-то раз ему попались старинные модели – он реставрировал деревян­ный корпус, и тут возникла идея создать из дерева и сам механизм. Пер­вая попытка получилась не слишком удачной: имея опыт работы с деревом, но не понимая тонкостей часового дела, сложно рассчитывать на успех. Однако Валерий твердо решил идти дальше.

Без специального образования, ин­струментария и компьютера Дане­вич учился на собственных ошибках. Разбирал и собирал старые модели, изготавливал инструмент, пробовал различные породы дерева. Сначала сделал напольные часы, механизм ко­торых сложно было назвать красивым, но вкус победы наш герой уже распро­бовал. В первой карманной модели из металла были выполнены только заводная пружина и спираль колеса баланса (кстати, в среднем часы Брон­никовых содержали до 15 металличе­ских деталей). Любопытно, что внешне часы Даневича слегка напоминали творения вятских мастеров, причем в то время киевский эксперимента­тор видел их только на фотографиях, но никогда не держал в руках. Только спустя время, когда Валерий уже вовсю занимался часовыми экспериментами, он наконец получил возможность соб­ственными глазами увидеть бронни­ковские шедевры: несколько моделей попали к нему на реставрацию.

Восхождение Даневича к вершинам высокого часового искусства также началось случайно и не слишком- то осознанно. Однажды на презен­тации один знаменитый коллекционер упорно не мог поверить в то, что часы Валерия работают без батарей­ки: тщательно осматривая механизм, он все равно пытался найти элек­трический источник энергии. Тогда- то Даневич и решил делать только скелетонированные механизмы. И, не зная значения слова «скелетон», а также других часовых терминов, многим деталям он давал собственные названия: например, окрестил анкер­ное колесо косозубкой.

В истории часового дела деревянные часы занимают отдельную главу, всего несколько мастеров в истории осмеливались на такие эксперименты

Превзойти Бронниковых

За шесть лет Валерий Даневич прошел путь от краснодеревщика до имени­того академика почтенной швейцар­ской организации – Академии незави­симых часовщиков AHCI, основанной прославленными мастерами Свендом Андерсеном и Винсентом Калабрезе. Кстати, из россиян академиком AHCI является только Константин Чайкин.

Проходив в статусе кандидата два го­да, звания академика Валерий удо­стоился в этом году за уникальную модель деревянного парящего тур­бийона с ретроградным указателем. Даже в традиционном исполнении, то есть в часах, где детали выполне­ны из различных металлов и сплавов, подобный турбийон относится к ус­ложнениям высшего порядка – Grand Complication. Так что высокое звание получено им более чем заслуженно.

Каждую новую модель, а свои часы Даневич изготавливает только в од­ном-единственном экземпляре, мастер начинает с поиска и сушки матери­ала. Основой механизма служит кап березы, также в дело идет кап яблони, сливы, грецкого ореха, бубинга, гваяко­вое дерево, крымский самшит и даже бамбук. Для каждой детали опреде­ляется подходящий участок на срезе материала, то есть весь процесс пред­стает как непрерывный эксперимент: новые часы – это всегда и новый опыт в использовании и подборе матери­ала, а также в механике. Такие часы боятся воды, ударов и древоточащих жучков. Да и высочайшей точности хода у них пока нет. Погрешность со­ставляет от одной минуты за четверо суток до пяти-шести минут в сутки. Чем меньше часовой механизм, тем меньше точность хода. Запас хода так­же зависит от размера и типа моде­ли: так, карманные имеют запас хода 20 часов, а модели с такой же колесной группой в форме яйца, но с классиче­ским турбийоном, – двое суток, хотя изначально этот механизм мог идти всего 17 часов.

В среднем Даневич выпускает два-три экземпляра в год, на маленькие и сложные механизмы у него уходит минимум восемь-девять месяцев. Пре­имущественно ручная работа здесь требуется не только потому, что про­цесс невозможно выполнить на стан­ках, но и из-за специфики самого ма­териала. Учеников у Валерия пока нет, хотя он много консультирует по почте – дает советы своим последовате­лям. Совершенствовать и усложнять часы из дерева, сделать их не уступающими по точности и ресурсу метал­лическим – такова его амбициозная цель и сверхзадача. Валерий Даневич хочет, чтобы его работы не только вос­принимали как приборы для измере­ния времени, но и относили их к уни­кальным шедеврам, рождающимся на стыке высокого часового искусства и деревянной скульптуры.

Древесная магия The Glenlivet

Алан Винчестер отнюдь не является краснодеревщиком или мебельным мастером, но он также очень много знает о дереве – и прежде всего о том, что оно может подарить одному из лучших шотландских виски, ведь 60–80% своего вкуса этот напиток получает от бочки, в которой вызревает. Как мастер-дистиллер The Glenlivet, Алан – хранитель секретов этой старейшей легальной вискикурни региона Спейсайд, продолжатель великих традиций Джорджа Смита, основавшего свое производство в 1824 году. И сегодня благодаря бережному соблюдению всех традиционных технологий, соединенному с новаторским подходом Алана, мы можем пробовать напиток, который когда-то так высоко оценил британский монарх Георг IV.

Мастер-дистиллер, создающий виски, должен понимать характер дерева не хуже, чем краснодеревщик, так как именно бочки определяют вкус напитка

Для своего виски The Glenlivet использует бочки из американского и европейского дуба, где ранее выдерживались бурбон и херес, что и придает напитку его уникальные вкусовые и ароматические характеристики. Так, взросление The Glenlivet 12 в бочках из американского дуба привносит в его вкус нотки ванили, а также хорошо узнаваемую характерную мягкость. The Glenlivet 15 сначала зреет в традиционных дубовых бочках, а затем часть напитка перемещается в новые лимузинские бочки и какое-то время выдерживается в них, прежде чем снова воссоединиться с остальным виски. Интенсивные пряные древесные оттенки новых бочек из французского дуба с высоким содержанием танинов вступают во взаимодействие с виски, обладающим более утонченным вкусом, в результате чего получается насыщенный, впечатляюще мягкий single malt. 18-летний The Glenlivet вызревает в хересных бочках двух континентов первого и второго наполнения. Неповторимое цветовое, ароматическое и вкусовое очарование придают самому старшему в линейке бренда – The Glenlivet 25 – бочки из-под хереса первого наполнения.

Интересно, что бочки живут не одну жизнь: обычно они выдерживают до четырех наполнений. Но и после этого их приключения не заканчиваются: компания McKay Flooring из Глазго делает из особо хорошо сохранившихся экземпляров паркет! При этом один квадратный метр обходится в сумму, равную примерно 300 евро. Паркет, пропитанный ароматами хереса, бурбона и виски, часто используют при оформлении, например, сигарных комнат.

НА ЛЮБОЙ ВКУС

Линейка The Glenlivet состоит из классических молтов с выдержкой 12, 15, 18, 25 лет и лимитированных серий, например The Guardians’ Chapter или The Glenlivet Nàdurra 16 Year. Ежегодно на вискикурне вызревает около 65 тысяч бочек. Любопытно, что бочки из-под The Glenlivet используются в Шотландии для хранения документов и ценных бумаг на случай пожара.
Фото по теме

Оставить комментарий

A783fe9d68d0769cc7e848ba87b4565bebf9e9e6



 
29.07.2015
Img_9312
Керамические фантазии Суздаля
В конце июня фирменный магазин «Дымов керамика» из своего крошечного помещения на «Флаконе» переехал на...
29.07.2015
Rotonda__foto_mark_boyarskiy_img_0215
Преображение мира
Каждый год в деревню Никола-Ленивец Калужской области съезжаются сотни российских и иностранных архитекторов и дизайнеров. Они...
05.06.2015
_mg_6323
Возвращение к истокам
Винокурня The Glenlivet возрождает великие шотландские традиции и выпускает на рынок напиток The Glenlivet 12 Excellence,...